Суд над россиянами: продлить, нельзя помиловать

Автор – сотрудник Международной наблюдательной миссии Комитета по контролю за ситуацией с правами человека в Беларуси, в задачи которой, в том числе, входит наблюдение за открытостью и справедливостью судебных разбирательств по уголовным делам 19 декабря        

22 февраля начался второй уголовный процесс по делу об участии в массовых беспорядках 19 декабря 2010 года. Граждане России Артём Бреус и Иван Гапонов, ранее уже привлечённые к административной ответственности за участие в несанкционированной публичной акции, обвиняются в совершении преступления, предусмотренного частью второй статьи 293 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Судебное заседание проходило в Московском районном суде города Минска и, вопреки ожиданиям, рассмотрение дела было перенесено на первое марта, поскольку прокуратура решила предъявить фигурантам дела новые обвинения.

Надо отметить, что хотя в целом зал судебного заседания был на порядок вместительнее, чем во Фрунзенском суде на процессе по делу Василия Парфенкова (примерно шестьдесят мест вместо сорока), не все желающие были допущены на суд. Минут за двадцать до начала суда в зал судебного заседания выстроилась длинная очередь и все были запущены, однако те, кому не хватило места на скамьях наблюдателей, были выдворены. После первого перерыва наблюдатель от Международной наблюдательной миссии, как и многие представители общественности, не были допущены в зал; охрана у входа пояснила это отсутствием мест, хотя, как удалось выяснить позже, свободные места в зале оставались.

В здании суда было достаточно немного сотрудников правоохранительных органов в форме, однако в холле суда находился целый ряд сотрудников в штатском, чьи лица были знакомы наблюдателям по суду над Парфенковым. Отличить их можно было по рациям, манере одеваться и кругу общения.

В зале судебного заседания была запрещена видео- и фотосъёмка и лишь после того, как журналистов с видеокамерами вынудили покинуть помещение, судья задала вопрос о ходатайстве на видеосъёмку. Записывать процесс на диктофон, как и работать с ноутбуком, запрещено не было.

Судья Любовь Симахина, которая вела процесс, уже попала в список «невъездных» - за необоснованное вынесение приговоров по административным арестам после 19 декабря. Сторону обвинения представлял прокурор Сергей Кунас. Адвокаты в сравнении с процессом по делу Парфенкова (тогда интересы обвиняемого защищал государственный адвокат) были гораздо более активны, в частности – задавали ряд вопросов свидетелям – сотрудникам правоохранительных органов, участвовавшим в задержаниях демонстрантов на площади Независимости 19 декабря. 

В первой половине дня в качестве свидетелей были вызваны два сотрудника ОМОНа. Оба они читали свои показания по листку и, судя по всему, там было написано одно и тоже. В результате чего произошла заминка: по всей видимости, авторы «показаний» забыли исправить фамилии и получился каламбур: «Яковлев помогал Яковлеву задерживать Бреуса». Зал ответил хохотом. Свидетели путали Гапонова и Бреуса, называли некого «человека в зелёной шапке», который, вероятно, представлял собой собирательный образ обвиняемых. Также сотрудники ОМОНа заметили, что узнавали друг друга на площади «по повадкам». А с началом перерыва один ОМОНовец заявил другому (так, что это получилось во всеуслышание): «Ну ты и дебил!».

Согласно показаниям Бреуса, он действительно был в первых рядах демонстрантов на площади Независимости 19 декабря, однако не мог отступить назад, так как опасался быть затоптанным толпой. Никаких насильственных действий он не совершал, и вся дискуссия между стороной защиты и обвинения сводилась к следующему: двигался ли вперёд, в сторону милицейских рядов Бреус по своей воле или его подталкивали наступающие демонстранты сзади. Так или иначе, Бреусу был нанесён удар милицейской дубинкой по голове, он упал и получил травму, из головы сочилась кровь. Он присел на ступеньки и, приложив снег к кровоточащей голове, не двигался с места. Через некоторое время к месту приблизились сотрудники правоохранительных органов: Бреус попросил их о медицинской помощи или, по крайней мере, о том, чтобы выпустить его из кольца «окружения». Вместо этого, по словам Бреуса, он получил ещё один удар дубинкой.

Судя по показаниям Бреуса и Гапонова, они не были знакомы друг с другом, не встречали друг друга в «бесчинствующей толпе» (эту формулировку судья применила снова, как и на суде по делу Парфенкова), не были как-либо вовлечены в политику, а на площади Независимости оказались из любопытства к происходящему. Информацию о предстоящем митинге узнали из медиа.

Ещё одним доказательством стороны обвинения была видеосъёмка с площади 19 декабря, транслировалась она на небольшом экране телевизора, почти полностью закрытом от наблюдателей спиной прокурора (в ответ на это из зала суда раздались крики: «Посадите прокурора в клетку!»). Насколько нам известно, на видеосъёмке не было прямых доказательств того, что Гапонов и Бреус совершали какие-либо насильственные действия по отношению к сотрудникам правоохранительных органов.

Таким образом, доказательства, представленные стороной обвинения, вызвали большие сомнения и указывали лишь на то, что Бреус и Гапонов были рядовыми участниками митинга, не оказывавшими какого-либо активного сопротивления сотрудникам правоохранительных органов. Прокурор ходатайствовал о семидневном перерыве для изменения предъявленных обвинений, и ходатайство было принято судьёй.

Гражданский истец со стороны Администрации президента, ранее выставивший иск в размере 14 миллионов беларуских рублей на процессе по делу Парфенкова, отклонил свой иск, поскольку он был удовлетворён – утром была предоставлена квитанция об оплате иска средствами, собранными общественностью, а вечером перечислены деньги.

Теперь же мы будем ожидать нового «судного дня»: первого марта Фрунзенский и Московский районные суды будут рассматривать сразу четыре дела об участии и организации массовых беспорядков 19 декабря, в том числе и дело Бреуса - Гапонова.

 

Иван Кондратенко

© 2010 Международное Молодежное Правозащитное Движение